Международные гуманитарные связи

материалы студенческих научных конференций

Проблема информационных войн на примере конфликта интересов России, Украины и США

Аннотация. Статья посвящена феномену информационной войны, ее теоретическому осмыслению и анализу ее практического применения в украинском конфликте. Продемонстрированы типовая модель и ключевые приемы информационного вмешательства. Автором выявлены основные институты, ответственные за проведение информационной политики в Соединенных Штатах, Российской Федерации и Украине. Кроме того, в статье произведен мониторинг освещения ключевыми американскими, российскими и украинскими средствами массовой информации событий на Майдане, в Крыму и на Юго-востоке Украины. Сформулированы выводы об особенностях информационных стратегий трех стран. На основе проведенного исследования автор определяет степень эффективности информационной политики в целом, а также условия для достижения государством наибольшего успеха в данной сфере.

Ключевые слова: Информационная война, информационная безопасность, фрейм, информационная политика, пропаганда

Abstract. The article is devoted to the phenomenon of information warfare, its theoretical base and analysis of its practical application in the Ukrainian conflict. The exemplary model and the key information on intervention techniques are demonstrated. The author identifies main institutions responsible for information policy in the United States, the Russian Federation and the Ukraine. Moreover, the article presents a monitoring of the coverage by American, Russian and Ukrainian mass media of events on the Maidan, in the Crimea and in the South-East of Ukraine. Conclusions about features of information strategies of the three countries are formulated. Basing on the research, the author determines the degree of effectiveness of information policy in general, as well as conditions for achieving the greatest success by the state in this area.

Keywords: Information warfare, information security, frame, information policy, propaganda

Введение

Один американский сенатор как-то сказал, что внешняя политика — это то, что мы о ней говорим. И действительно, в сегодняшней международной обстановке, информация играет важнейшую роль в трактовке событий. Если о произошедшем рассказали, значит, оно действительно случилось. Если же нет, то никто о нем не узнает. Средства массовой информации формируют современную реальность. Являясь не просто ретранслятором, они имеют возможность преподнести ее вместе со своей точкой зрения.

В этой связи проблема информационно-психологических войн чрезвычайно актуальна, так как наиболее выгодную в мировой политике позицию занимают государства, обладающие контролем над информацией. Противостояние переходит из открытой в закрытую фазу, при этом достигая не меньшего напряжения.

События, происходящие в Украине на протяжении последнего полугода, наглядно демонстрируют эту проблему. Произошедшее освещается по-разному средствами массовой информации в России, Украине и США. Протекает «латентная» Холодная война.

Обзор литературы

Степень изученности истории возникновения и теории информационного противоборства достаточно высока. На эту тему опубликовано большое количество статей и монографий. Особый вклад в изучение феномена информационных войн внес специалист в области коммуникативных технологий Г.Г. Почепцов. В работе была рассмотрена научная и научно-публицистическая литература по проблеме информационных войн, а также были проанализированы наиболее известные средства массовой информации: популярные телеканалы, журналы, интернет-издания России, США и Украины.

Обзор документальных источников

Использованные документы можно разделить на две группы. Первая — национальные стратегии, концепции и доктрины. Вторая — ведомственные документы.

Цели, задачи

Целью данного исследования является определение степени эффективности действий средств массовой информации России, Украины и США в украинском конфликте с точки зрения достижения политических целей государств.

Самая свежая информация табак для набивки сигаретных гильз купить у нас. Как накрутить зрителей на twitch цена славы как работает и сколько стоит накрутка зрителеи.

В свете этого требуют своего решения следующие основные задачи:

  1. анализ теоретической базы концепции информационной войны, прослеживание ее истории становления;

  2. рассмотрение основных стратегий ведения информационной войны США, России и Украины;

  3. анализ способов преподнесения информации об украинских волнениях медиа США, России и Украины, выделение основных тенденций;

  4. отслеживание влияния СМИ на общественные настроения.

Описание исследования

Феномен информационной войны возник на Западе во времена Холодной войны. Впервые термин был употреблен Алленом Даллесом в его книге «Тайная капитуляция» в 1967 году и обозначал специальные операции разведки [10]. Позже, в 1976 году, советник по науке министерства обороны Белого дома Томас Рона, проанализировав внутренние и внешние информационные потоки, пришел к выводу о том, что путем фальсификации внутригосударственной информации можно дезориентировать своего противника. Он утверждал, что такая тактика способна привести к тому, что другая сторона придет в замешательство и не сможет адекватно и быстро отреагировать на события. Если же она осознает свое незнание, то постарается предугадать все возможные варианты, что затратит значительное количество ресурсов. Можно сказать, что работа Томаса Рона была весьма инновационной для своего времени, поэтому, прежде чем у него появились последователи, прошло почти два десятилетия [11].

Развитие идеи Рона можно подразделить на четыре этапа. В первом, относящемся к началу девяностых годов ХХ века, группа ученых Военно-воздушных сил США задумалась о психологическом состоянии военного во время боевых действий. Они пришли к заключению, что в будущем средства ведения войны станут почти совершенны, а самым слабым местом окажется мозг солдата. Здесь следует отметить работы Дж. Стейна и Р. Шафрански. Первый поднимал вопрос о роли информации в достижении национальных целей и о человеческом разуме, как конечной цели ведения информационной войны. Последний сосредотачивался на важности понимания менталитета и ценностей людей. Таким образом, впервые было затронуто человеческое измерение в контексте военной стратегии [11].

В последствие большее внимание стало уделяться техническим аспектам ведения войны. Второй этап связан с именем Джона Аркилла, американского аналитика и специалиста по международным отношениям. В конце 90-х гг. он впервые фундаментально осветил аспекты информационной войны: проблемы кибервойны, сетевой войны и информационной стратегии. Согласно нему, существуют конфликты низкой (сетевая война) и высокой интенсивности (кибервойна). Сам термин информационной войны с одной стороны слишком широк, так как он пытается охватить все, а с другой — довольно узок в силу своей сосредоточенности на технической составляющей. Дж. Аркилла говорит о превентивном ударе, как о единственном варианте обеспечения безопасности Соединенных Штатов. Современную войну он характеризует как «крутую» — здесь существует определенная игра английских слов «cold war» (холодная война) и «cool war» (крутая война). Американский аналитик делит потоки информации на два типа: процессные (обычная передача сообщений) и структурные (связанные с ценностями, целями и принципами) [11].

Интересным является понятие ноосферы и ноополитики, которые также изучали Дж. Аркилла и некоторые другие ученые. Они предвещали, что грядущие войны будут «войнами мудрости» («wisdom warfare»), прообразом которых можно считать Холодную войну [11]. Речь шла об использование средств массовой информации в мировой политике для формирования общественного мнения посредством создания положительного или отрицательного имиджа тех или иных идей и ценностей [8].

На третьем этапе, в первом десятилетии ХХ века, методы стали активно применяться на практике, большая роль начала уделяться операциям влияния. Однако расширение практического применения не привело к росту теоретической базы. Поэтому последний этап еще не закончен, так как новые идеи пока не предлагаются или же не открываются общественности [11].

Следует отметить, что термин «информационная война» имеет скорее публицистическо-политическую окраску. Те, кто этим действительно занимаются, употребляют словосочетания «информационные операции», «психологические операции» или же «информационные действия». Различают два типа операций: с целью украсть информационный контент и с целью разместить свой. С последним гораздо тяжелее бороться [10].

Типовая модель информационного вмешательства состоит из трех пунктов: негативное интерпретирование искусственно или естественно созданной ситуации, становление закономерностью конкретного факта, акцентирование негативных последствий. Базовым элементом данной модели является фрейм — инструмент для интерпретирования действительности посредством создания ментальных конструкций. Он состоит из нескольких валентностей. Например, если речь идет об агрессоре, необходимо присутствие жертвы и героя [10].

Борьба с фреймом — неправильная тактика, так как она приведет лишь к усилению его влияния. Поэтому в целях противостояния следует создать другой новый фрейм. К употреблению рекомендуются простые конструкции слов, так как они близки для понимания большинству людей. Фрейм можно расширить, придав ему больший масштаб, благодаря добавлению некоторых деталей: например, упоминания о собственной невиновности [10].

Информационную компанию помогут отличить следующие характеристики: интенсивность, внезапность, системность, чрезмерный негатив, богатая визуализация. Также можно заметить присутствие журналистов, специализирующихся на данной тематике и задействование начальства [10].

Наиболее влиятельным центром в сфере военных информационных технологий является американская корпорация «Рэнд» (RAND), сокращение от научно-исследовательских разработок (Research and Development). В рамках нее специалисты по разным областям работают на заказы Правительства США, авторитетных компаний, фондов и университетов. Главной особенностью «Рэнд» является высокая степень ее децентрализации. Например, доклады, которые являются конечным результатом работы группы специалистов, считаются выражением личного мнения авторов. Сама же корпорация отвечает за квалифицированность специалистов и за сроки выполнения работы. «Рэнд» — бесприбыльное учреждение, существующее за счет спонсорства [3].

Именно этот институт начал рассматривать возможность господства США в области информационного противоборства, а также создание элитарного клуба государств, доминирующих в данной сфере. Он же разделил стратегическое противоборство на два поколения. Первое поколение — это применение стратегического информационного воздействия в купе с другими методами достижения цели. Второе поколение — это полный отказ от обычных методов ведения войны в пользу информационного противодействия [3].

В 1998 году в Соединенных Штатах появляется «Доктрина проведения информационных операций» («Joint Doctrine of Information Operation»), в которой говорится уже не об оборонительных, а о наступательных акциях. В 1999 году создается новая структура International Public Information Group, основной задачей которой становится использование разведывательной информации в целях влияния на поведение иностранных акторов [3].

Огромную роль в формировании американской информационной политики играло Информационное агентство Соединенных Штатов, созданное в 1953 году и входящее в состав Государственного департамента с 1999 года. Его задача — пропаганда политики США за границей с помощью американских посольств. Сюда относится программа обмена в области культуры и образования, радио- и телевещание, гранты и многое другое [9].

В 2003 году была выпущена директива о создании Управления глобальных коммуникаций в аппарате Белого дома. Его основная задача — борьба с антиамериканскими настроениями в мире. А весной 2005 года в Госдепартаменте США инициируется Управление трансформацией политических режимов. По факту, это структура по осуществлению «демократических» переворотов в других странах, финансируемая за счет фондов и благотворительных организаций [9].

На сегодняшний день Соединенные Штаты обладают механизмом контроля за ключевыми ресурсами интернета — Интернет-корпорацией по присвоению номеров и адресов (ICANN). Такое положение дел не устраивает международное сообщество. В 2005 году на Всемирной конференции по вопросам информационного общества в Тунисе была предпринята попытка пересмотра порядка управления «всемирной паутины». Европейский Союз, Россия, Индия, Китай и Бразилия выступили за альтернативную модель управления интернетом, однако Америка заблокировала эту и дальнейшие попытки корректировки [9].

Новые информационные технологии пришли в Россию сравнительно недавно. Поэтому ее информационная политика еще находится в стадии формирования. За информационную безопасность в России отвечают органы федеральной власти. Они разрабатывают информационную политику, собирают разведывательную информацию, обеспечивают защиту населения от иностранного воздействия, противодействуют антироссийской пропаганде и техническому вмешательству [7].

Наиболее важным документом в этой области в 2000 году стала Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утвержденная президентом В.В. Путиным. Являясь совокупностью официальных мнений, доктрина определяет информационную безопасность как защиту национальных интересов в информационной сфере в интересах личности, общества и государства. В ней отмечается большое количество угроз, которые можно поделить на внешние и внутренние: например, навязывание ложной информации извне и создание монополий на отечественном рынке. Методы борьбы с угрозами также вариативны: в основном, они направлены на совершенствование имеющихся и на формирование и разработку новых программ. Большое внимание уделяется правовому обеспечению информационной политики [5].

В Стратегии национальной безопасности до 2020 года отмечается, что глобальное информационное противоборство будет только усиливаться, что окажет негативное влияние на обеспечение национальных интересов России [12]. В Концепции внешней политики от 2013 года говорится, что информация является важным фактором в контексте влияния государств на международную политику [6].

Основным государственным органом, направленным на улучшение имиджа России за рубежом является Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество). Оно проводит различные мероприятия, занимается вопросами образовательных обменов и русского языка и т.д.

Существует и ведет активную деятельность российский информационный телеканал, вещающий за рубеж — «Russia Today» («Россия сегодня»), финансируемый за счет средств федерального бюджета. Трансляция ведется на английском, арабском и испанском языках. Он был создан в 2005 году в целях донесения до иностранной общественности российской позиции по насущным международным вопросам. Стоит отметить, что канал является достаточно популярным в Европе и Вашингтоне, а его вещание на YouTube достигает рекордных отметок просмотра по сравнению с другими каналами [14].

Украинская информационная политика начала активно формироваться во время президентства В.А. Ющенко. В 2008 году Советом национальной безопасности и обороны Украины была выработана Концепция информационной безопасности. Был сделан упор на разработку национальной информационной политики. За ней последовало отключение некоторых российских телеканалов, изъятие из библиотек «коммунистической» литературы, запрещение некоторых российских фильмов. Также была взята цель на «выдавливание» российских средств информации из Крыма и Севастополя. Таким образом, был сделан акцент на «защиту» украинского суверенитета от влияния России в информационной сфере.

Однако стоит заметить, что в Украине не сформирована массовая культура: 80% украинцев не читают украинскую литературу.

В 2000 году было основано интернет-издание «Украинская правда». Большую помощь основателю Георгию Гонгадзе оказал Запад в лице США. Издание сильно помогло «Оранжевой революции» 2004 года.

Сегодня «Украинская правда» занимает открыто антироссийскую позицию. Борцов за федерализацию на Юго-востоке Украины в издании называют «террористами» и «сепаратистами». Россию характеризуют как «страну-агрессор, имеющую цель уничтожения украинской государственности». И это далеко не самое «плохое», что ей приписывают. Например, автор одной из статей считает, что «Российская Федерация как государственный и социальный институт сегодня является крупнейшей террористической организацией в мире». Её террористическую деятельность он определяет как развернутую против Украины «пропагандистскую кампанию». Поэтому он предлагает создать новую доктрину информационной безопасности в Украине, которая создаст «блокаду подобной пропаганде» [2]. Интересно, что хотя официально «Украинская правда» публикуется на русском и украинском языках, этой статьи в русском варианте не существует.

Во время государственного переворота, на Украине начали активно развиваться «волонтерские» проекты в информационной сфере. К примеру, гражданское телевидение, которое через прямой интернет стриминг с телефона формирует интернет канал. В социальных сетях большую роль в распространении информации сыграл хэштег #Євромайдан и многие другие.

В США ситуация государственную информационную политику проводят крупные медиа: CNN, Washington Post, New York Times и др. Они называют В.В. Путина «агрессором», вмешательство России «неправомерным», а переворот, совершенный в Украине, «легитимной сменой власти». Важная информация заведомо умалчивается. Создается впечатление, что крупные СМИ следуют указанной Госдепартаментом линии, таким образом вписываясь в американский политический дискурс.

Однако намечается тенденция альтернативного взгляда Америки на события в мире. Самая многотиражная газета USA Today уже признала противоборство Востока и Запада Украины её внутренним делом. А автор статьи в American Conservative считает возмущение Юго-востока весьма справедливым ответом на действия прозападной власти. Это можно объяснить тем, что «малые» СМИ в какой-то мере ориентируются на общественное мнение, согласно которому украинский вопрос не является делом США, в то время как «медиа-гиганты» скорее направлены на его формирование [1].

Идет информационная атака, и Россия вынуждена ей противодействовать с использованием тех же самых технологий. Другими словами, российская информационная политика направлена на противодействие западной пропаганде. Федеральные телеканалы придерживаются государственной линии трактовки событий, так как на кону государственные интересы.

Добиваясь успехов во внутренней политике (беспрецедентная поддержка общественного мнения, подъем национального духа), Россия теряет позиции на постсоветском пространстве. Виною этому упущение 20-летней давности, когда было приложено много сил для формирования позитивного образа России на Западе и оставлены без внимания настроения в союзных республиках. Соединенные Штаты, напротив, запустили активную прозападную и националистическую пропаганду в Украине. Результат содеянного — «майдановцы», поколение, выросшее в другой стране с другими ценностями и ориентирами.

Еще одна проблема информационной политики Российской Федерации — ее ориентация исключительно на внутреннее пространство. Она не учитывает менталитет современных украинцев, у большинства из которых есть российские федеральные каналы. Эти люди, склонные верить национальному телевещанию, выражали еще больший протест на Майдане из-за манеры преподнесения информации об Украине в России.

Некоторое российские эксперты полагают, что России следует корректировать проводимую ей информационную политику, так как сегодня она действует стандартно, противодействуя масштабной критике, обрушенной на нее с Запада. Отмечается, что информационные действия против России имеют не краткосрочный причинный характер, а больше похожи на геополитическую операцию [13].

Заключение

Информационно-психологическая война — американское изобретение: сначала как дополнительный инструмент к обычной войне, а в последствие как самостоятельная геополитическая стратегия, затяжная продолжительная невидимая война, способная разрушать государства изнутри. Теоретическая база, основные концепции — все это изобреталось и применялось на практике впервые США, поэтому они значительно опередили Россию и Украину в этой сфере и «захватили» нужное информационное пространство. В противостояние такому положению дел пока сложно достичь эффективности. Основные силы Российской Федерации брошены на внутреннее пространство, что негативно сказывается на мнении о ней в мире.

Эта проблема более остро стоит на постсоветском пространстве, так как оно традиционно находилось в российской сфере влияния. Необходимо переориентировать информационную политику с учетом того, что на территории бывшего СССР также смотрят основные каналы российского телевещания. Сегодня не существует отчетливой информационной стратегии по пространству СНГ, в то время как ее необходимость становится все более очевидной.

Россия нуждается в стратегической информационной политике, которая будет выработана с учетом международной обстановки, места России в мире, а также существующих вызовов геополитического характера. Только такая тактика может быть эффективной в современных условиях.

Государственная информационная политика Украины на сегодняшний день представляет собой ряд мер по «изгнанию» России со своей территории. Безопасность, в понимании украинской политической элиты, означает устранение влияния своего большого соседа на юго-востоке страны, утверждение своей независимости. Однако такая политика при отсутствии своей массовой культуры означает полную ориентацию на Запад, что также ставит под сомнение ее «самостоятельность». Проблема Украины заключается в нестабильности власти, поэтому определение эффективности освещения событий средствами массовой информации с точки зрения государственной позиции является чрезвычайно сложной задачей. Если подразумевать под государством группу людей находящихся у власти, то «очернение» России в украинских медиа безусловно достигает своей цели. Однако все же если государство — это нечто более всеобъемлющее, аппарат, учитывающий интересы всей Украины, то настоящая информационная политика выстроена неправильно и не может оказаться стабильной в далекой перспективе.

США в сфере информационной политики определенно достигли наибольших успехов. Во-первых, в силу того, что информационно-психологическая война является их изобретением. Во-вторых, так как в последнем десятилетии ХХ века создались идеальные условия для ее воплощения. Институты, созданные в Америке для выработки и осуществления информационной политики, могут послужить полезным предметом для изучения.

Подводя итог, информационная политика государства может быть эффективна, если она проводится в соответствие с долгосрочной стратегией, продуманной специалистами. Во избежание недоразумений, она должна быть направлена как на внутреннее, так и на внешнее пространство. За границей тяжелее найти инструменты для проведения своей информационной линии, однако этому следует уделять наибольшее внимание.

Список источников и литературы:

  1. Американские СМИ о ситуации на Украине // ИноСМИ Россия. Обзор 17 — 23 апреля <http://inosmi.ru/overview/20140424/219817749.html. Дата обращения: 26.04.2014.

  2. Біденко А. Доктрина інформаційної безпеки для України // Украинская правда. 2014 <http://www.pravda.com.ua/articles/2014/04/18/7022849. Дата обращения: 26.04.2014.

  3. Богуш Д.А. Кратко о RAND Corporation // Пси-фактор. 2005 <http://psyfactor.org/lib/rand.htm. Дата обращения: 30.04.2014.

  4. Гриняев С.Н. Информационное противоборство в современную эпоху // Пси-фактор. 2012 < http://psyfactor.org/infowar1.htm. Дата обращения: 30.04.2014.

  5. Доктрина информационной безопасности России // Российская газета. Архив старого сайта <http://www.rg.ru/oficial/doc/min_and_vedom/mim_bezop/doctr.shtm. Дата обращения: 26.04.2014.

  6. Концепция внешней политики Российской Федерации от 2013 года <http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F. Дата обращения: 26.04.2014.

  7. Манойло А.В. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны // Пси-фактор. 2003 <http://psyfactor.org/lib/psywar25.htm. Дата обращения: 30.04.2014.

  8. Никонов С.Б. Ноополитика как инструмент продвижения экономических интересов государств // Мир и политика. 2012 <http://mir-politika.ru/106-noopolitika-kak-instrument-prodvizheniya-ekonomicheskih-interesov-gosudastv.html. Дата обращения: 26.04.2014.

  9. Панарин И.Н. Информационная война и геополитика. Информационная геополитика США. М.: Поколение, 2006 <http://www.e-reading.ws/chapter.php/123890/38/Panarin_-_Informacionnaya_voiina_i_geopolitika.html. Дата обращения: 30.04.2014.

  10. Почепцов Г.Г. Информационные войны: базовые параметры // Пси-фактор. 2012 <http://psyfactor.org/psyops/infowar9.htm. Дата обращения: 30.04.2014.

  11. Почепцов Г.Г. Информационная война: определения и базовые понятия // Пси-фактор. 2014 <http://psyfactor.org/psyops/infowar25.htm. Дата обращения: 26.04.2014.

  12. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года <http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html. Дата обращения: 26.04.2014.

  13. Эксперт: РФ нужно менять стратегию информационной войны // РИА Новости. 11.04.2014 <http://ria.ru/defense_safety/20140411/1003478663.htm. Дата обращения: 30.04.2014.

  14. General info // RT <http://rt.com/about-us. Date of access: 26.04.2014.

Человек в международном информационном обмене