Международные гуманитарные связи

материалы студенческих научных конференций

Роль Санкт-Петербурга в реализации внешней культурной политики России: взаимодействие с городами-побратимами стран СНГ

Аннотация. В статье рассматривается проблема нормативно-правового и институционального воплощения концепции внешней культурной политики России. Автор выделяет ключевые положения и прослеживает эволюцию данной концепции. Работа освещает практическую реализацию одного из направлений внешней культурной политики — взаимодействия побратимских городов — на примере сотрудничества Санкт-Петербурга с Ереваном и Минском.

Ключевые слова: внешняя культурная политика, дипломатия городов, города-побратимы, Содружество Независимых Государств, внешняя политика России.

Abstract. The article focuses on the normative and institutional aspects of Russian foreign cultural policy’s embodiment. Author highlights key principles and traces the development of the conception itself. The realization of Russian foreign policy in the cultural field is illustrated on the level of twin-cities interaction using the example of such pairs as Saint Petersburg — Yerevan and Saint-Petersburg — Minsk.

Keywords: foreign cultural policy, city diplomacy, twin-cities, Commonwealth of Independent States, Russian foreign policy.

В современных реалиях динамично меняющегося мира, когда процесс глобализации несет за собой возможности для налаживания контактов и сближения отдельных людей и целых народов, а обратные ей движения регионализации и локализации формируют почву для столкновения цивилизаций, в авангард внешней политики государств выходит культурное ее направление. Сегодня в задачи внешней культурной политики входит не только поиск точек соприкосновения между различными обществами, создание дружественного и мирного контекста международных отношений на двустороннем и многостороннем уровнях, но и формирование благоприятного имиджа в иностранных государствах, продвижение национальных ценностей и ориентиров за рубеж, часто граничащее с внешней «культурной экспансией».

Российская Федерация наряду с другими ведущими мировыми державами идет в ногу с подобными тенденциями международных отношений. К настоящему моменту единого документа, фиксировавшего бы основные принципы, приоритетные направления, иерархичный механизм работы профильных государственных институтов и общественных структур, ключевые формы внешней культурной политики страны, не разработано, хотя на статус первостепенного во внешней культурной политике страны претендует сразу несколько нормативных актов [16, с. 133-150]. Внешняя политика России в данной сфере выстраивается на довольно обширной нормативно-правовой базе.

Одним из первых основополагающих документов, касающихся внешней культурной политики страны, стали Тезисы «Внешняя культурная политика России — год 2000», сформулированные министром иностранных дел И.С. Ивановым в журнале «Дипломатический вестник». Они стали своего рода продолжением и расширением положений разработанной в 2000 году Концепции внешней политики РФ. Впервые значение «культурного достояния народов России, их духовный и интеллектуальный потенциал» были приравнены к политическому и экономическому потенциалу, а сама внешняя культурная политика была призвана стать «неотъемлемой частью государственной политики на международной арене» [14, с. 76]. Культура, согласно документу, одновременно олицетворяет «духовную самобытность нации» и «универсальные ценности» всего мирового сообщества, выступая тем самым, с одной стороны, как связующее звено между Россией и зарубежными странами, а с другой — как инструмент внешней политики, направленный на выстраивание диалога, поддержание мира и предотвращение конфликтов [14, c. 76]. В Тезисах отмечалось и намерение создать «благоприятный и объективный образ России в мире», но в первую очередь для того, чтобы страна вновь нашла свое «место на мировой арене», на этот раз в качестве демократического и свободного государства [14, c. 77]. Речь в данном случае шла о стремлении любыми средствами «закрепиться» в складывающейся системе международных отношений после падения биполярного устройства, но не о попытках занять лидирующее место, опираясь на, как принято их называть сегодня, методы «культурного влияния», что обуславливается кризисным положением России в 90-х годах. Можно также наблюдать и безоговорочный отказ от опыта советского прошлого: для развития культурной сферы предлагалось опираться на «позитивный опыт … других стран», хотя и виделась опасность «”вестер-“, “истер-“ и прочих “-низаций”» [14, c. 77-78]. Возможно, по этой причине в документе, в частности, в разделе «Направления и формы сотрудничества», не обозначался такой важный канал двустороннего взаимодействия, как сотрудничество побратимских городов, активно используемый Советским Союзом.

Такелажные работы с грузчиками грузчики такелажные работы.

Вместе с тем Тезисы, продолжая во многом декларативную линию Стратегического курса России с государствами-участниками СНГ 1995 года [13], утверждают «естественный приоритет внешних культурных связей России» — страны Балтии и СНГ [14, c. 82]. Было необходимо сохранить исторические духовные связи народов в регионе и продолжать развивать их с использованием «более гибких и эффективных форм сотрудничества»; ключевая роль в этом вопросе отводилась продвижению русского языка, заметно терявшего свои позиции в новых независимых государствах, и поддержке соотечественников за рубежом [14, c. 82]. Этих принципов работы на постсоветском пространстве Россия придерживается и сегодня.

Еще одним рядом документов, отражающих принципы внешней культурной деятельности, являются Концепции внешней политики России. Редакции 2008, 2013 и 2016 годов неизменно возводят сотрудничество со странами СНГ в разряд приоритетного направления. Вместе с тем представляется возможным проследить эволюцию внешнеполитической концепции применительно к культурно-гуманитарной сфере и ее роли в государственной политике за рубежом. К 2008 году окрепшая Россия могла «участвовать не только в реализации международной повестки дня, но и в ее формировании» [4]. В качестве главных факторов влияния государства на международную политику не только военные, но и научно-технические и информационные меры. В этой связи раздел «Международное гуманитарное сотрудничество и права человека» выводит так называемый «Русский мир» — зарубежных соотечественников и русскоговорящее население — в качестве «партнера», ресурса по реализации внешнеполитического курса [4]. В редакции 2013 года впервые используется понятие «мягкой силы» как составляющей международной политики, одними из компонентов которого называются гуманитарные технологии и методы [5]. Главным «мягкосиловым» оружием в борьбе за интеграцию народов бывших советских республик становится русский язык и русская культура. Наиболее заметен сдвиг в ранжировании компонентов внешней политики в Концепции 2016 года: подчеркивается, что конкуренция как двигатель мирового развития ныне «приобретает цивилизационный характер, форму соперничества ценностных ориентиров», потому одной из приоритетных задач в настоящее время является «партнерство между культурами и религиями» [6].

Нельзя не отметить важность такого ключевого документа, также воплощающего курс внешней культурной политики России, как Основные направления политики Российской Федерации в сфере международного культурно-гуманитарного сотрудничества. Данный документ является, с одной стороны, продолжением ряда нормативных актов, определяющих основные направления работы МИД по развитию культурных связей с зарубежными странами (редакции 1995, 2001 и 2004 годов), и с другой стороны, развитием положений Концепции внешней политики России 2008 года в данной сфере. В документе подчеркивается факт усиления «борьбы за культурное влияние» различными акторами международных отношений; культура становится не только «инструментом сглаживания разногласий между государствами», но и «своеобразным товаром», который в том числе используется при формировании образа страны [8]. Раздел приоритетных задач вновь не затрагивает вопроса развития побратимских связей, хотя и обозначает другие формы международного сотрудничества: национальные года Российской Федерации с иностранными государствами, Дни культуры России за рубежом и пр. [8].

Санкт-Петербург, будучи одним из крупнейших и ключевых политических, экономических, научных и культурных центров России, также участвует в реализации внешней политики государства в культурно-гуманитарной сфере. Важное место во внешних связях города отводится сотрудничеству с зарубежными городами, в том числе в странах СНГ. Практически в каждой стране постсоветского пространства Санкт-Петербург имеет город-побратим: Баку, Азербайджан (1998); Ереван, Армения (1997); Минск, Белоруссия (2000); Алматы (1996) и Астана (2000), Казахстан; Ош (2004) и Бишкек (2012), Кыргызстан; Душанбе, Таджикистан (1999); Киев (2001), Одесса (2002) и Харьков (2003), Украина [10]. Как видно, большая часть соглашений о побратимстве была заключена в 90-х годах — муниципалитеты стремились сохранить налаженные в Советском Союзе связи между республиками, в первую очередь хозяйственно-экономические. Кроме того, зачастую, в условиях расхождения политических ориентиров, расширения экономического провала между странами, разжигания этноконфессиональных конфликтов после распада СССР, именно культурные связи могли стать наиболее стабильным связующим звеном между новыми независимыми государствами. Дополнительным толчком к установлению побратимских связей стало развитие СНГ как организации: Устав Содружества провозглашал первой целью «осуществление сотрудничества» в том числе в «гуманитарной, культурной областях» [15].

В данном исследовании хотелось бы остановиться на двух городах-партнерах Петербурга: Ереване и Минске. В соответствии с одним из положений Тезисов «Внешняя культурная политика — год 2000», согласно которому при выстраивании двусторонних отношений «необходимо учитывать традиции и практику государства-партнера» [14, c. 83], взаимодействие с породненными городами не только осуществляется в различном объеме и отличной динамике, но и имеет разный «профиль». Так, например, если сотрудничество с Ереваном ведется преимущественно в сфере культуры, то контакты с Минском выстраиваются по торгово-экономической линии.

Ключевыми мероприятиями по обеим линиям побратимства являются ежегодные взаимные Дни породненного города. Обычно эти несколько дней проводят близко к ключевым датам совместной истории или относят к важным событиям в развитии современных двусторонних связей. Например, к Дням Санкт-Петербурга в Ереване, проходивших в апреле 2012 года, была приурочена установка закладного камня часовни в память о погибших русских воинах в ходе русско-персидской войны 1826-1827 годов [2], а на следующий год в Санкт-Петербурге состоялась церемония закладки памятной капсулы в основание строительства торгово-гостиничного комплекса Торговый дом «Ереван» [1]. Традиционно программу мероприятий посещает многочисленная делегация города-побратима, состоящая в первую очередь из представителей исполнительных органов государственной власти и муниципалитетов, профильных комитетов, дипломатических ведомств, вузов и предприятий.

В рамках Дней проходят деловые встречи, научные семинары, концерты и выставки. Одним из образцовых мероприятий в рамках взаимодействия Санкт-Петербург — Ереван стало празднование 300-летия армянской общины в Санкт-Петербурге в июне 2010 года. Трехдневная программа была очень насыщенной: в Российской Национальной Библиотеке проходила выставка, посвященная армянским фондам [3], на базе Армянской Апостольской церкви Св. Екатерины был открыт армянский национально-культурный центр, в Ереване был установлен памятник-обелиск «Единый крест» в знак дружбы между русским и армянским народами, состоялся юбилейный вечер народной артистки России, заслуженной артистки Армении Р.Р. Калантарян в театре Эстрады, были проведены благотворительные акции в детских домах и реабилитационных центрах [7]. В ноябре 2015 года, когда отмечалось столетие геноцида армян, в Камском саду Василеостровского района, был открыт памятник известному армянскому композитору Комитасу, а весной этого же года в Ереване был открыт памятник детям блокадного Ленинграда [11].

Помимо культурной сферы активным каналом для взаимодействия с армянской стороной служит взаимодействие в области архивного и музейного дела (Музей-институт геноцида армян и Государственный музей обороны и блокады Ленинграда), образования, в частности сотрудничество между школами и вузами Санкт-Петербурга и Еревана (Санкт-Петербургский Государственный университет кино и телевидения и Славянский университет) [11]. Перспективным направлением сотрудничества может стать организация взаимных поставок продукции пищевой и перерабатывающей промышленности, контакты в области здравоохранения и молодежной политики. Движущей силой такого интенсивного взаимодействия является представительная армянская диаспора Петербурга, выступающая инициатором множества интересных проектов.

В случае побратимской пары Санкт-Петербург — Минск локомотивом в развитии двусторонних связей выступает не общественная сила диаспоры, а целый совместный институт — Совет делового сотрудничества Правительства Санкт-Петербурга и Правительства Республики Беларусь, начавший свою работу в 2007 году [12]. Все разрабатываемые инициативы и планы Совета, как и по линии Санкт-Петербург — Ереван (в ходе визитов официальных делегаций), фиксируются в Программах торгово-экономического, научно-технического и гуманитарного сотрудничества, принимаемых на 4-5 лет. Контакты с белорусской стороной преимущественно сводятся к реализации совместных научных проектов, в особенности в сфере фармацевтической и медицинской промышленности, активизации сотрудничества в сфере градостроительства, расширению поставок сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров, потребительских товаров и т.д. [12]. К сожалению, взаимодействие в сфере культуры ограничено лишь ежегодной акцией «Поезд памяти и славы», посвященной победе в Великой Отечественной войне, и гала-концертом, открывающим и закрывающим Дни побратимского города [12].

В заключение необходимо отметить, что сотрудничество Петербурга с городами-партнерами в странах СНГ можно и нужно развивать: потенциал взаимодействия в самых различных сферах и на многих уровнях далеко не исчерпан даже с теми городами, с которыми уже заключено соглашение о побратимстве, показательным примером чего может стать Минск. На данный момент диалог не выстроен с городами и регионами Туркменистана и Узбекистана, хотя для этого и имеется схожий с Арменией ресурс — наличие в Петербурге узбекской диаспоры. Представляется, что в условиях непостоянства или даже деградации двусторонних отношений со странами постсоветского пространства на уровне дипломатии именно связи муниципалитетов остаются наиболее стабильной альтернативной площадкой для межгосударственного взаимодействия, необходимого также для успешного развития евразийской интеграции и выстраивания надежной системы безопасности в регионе.

Список источников и литературы

1. Дни Еревана в Санкт-Петербурге. 01.07.2013 [Электронный ресурс] // Официальный сайт Администрации Санкт-Петербурга. Режим доступа: http://gov.spb.ru/gov/otrasl/c_foreign/news/35585/.

2. Дни Санкт-Петербурга в Ереване. 07.05.2012 [Электронный ресурс] // Официальный сайт Представительства мэрии города Еревана в Санкт-Петербурге. Режим доступа: http://www.yerevan-spb.ru/ru/id155.

3. К 300-летию армянской диаспоры в Санкт-Петербурге. 17.06.2010 [Электронный ресурс] // Официальной сайт Российской Национальной Библиотеки. Режим доступа: http://www.nlr.ru/cms_nlr/vid_news_str.php?id=661.

4. Концепция внешней политики Российской Федерации [Электронный ресурс] Утверждена Президентом Российской Федерации 15 июля 2008 года // Официальный сайт Администрации Президента России. Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/news/785.

5. Концепция внешней политики Российской Федерации [Электронный ресурс]. Утверждена президентом Российской Федерации В. В. Путиным 12 февраля 2013 г. // Официальный сайт Министерства иностранных дел РФ. Режим доступа: http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/
6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F.

6. Концепция внешней политики Российской Федерации [Электронный ресурс]. Утверждена президентом Российской Федерации В. В. Путиным 30 ноября 2016 г. // Официальный сайт Министерства иностранных дел РФ. Режим доступа: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_
publisher/CptICkB6BZ29/content/id/2542248.

7. Мероприятия по празднованию 300-летия армянской общины Санкт-Петербурга [Электронный ресурс] // Сайт мероприятий Армянской Апостольской Церкви Св. Екатерины. Режим доступа: http://www.bvahan.com/spb-300/.

8. Основные направления политики Российской Федерации в сфере международного культурно-гуманитарного сотрудничества. [Электронный ресурс]. Декабрь 2010 // Официальный сайт Министерства иностранных дел РФ. Режим доступа: http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/
CptICkB6BZ29/content/id/224550.

9. Советникова О. В. Эволюция концептуальных основ внешней культурной политики России (2000—2014 гг.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота. 2015. №1 (51): в 2-х ч. Ч. I. C. 189—191.

10. Сотрудничество Санкт-Петербурга с зарубежными городами и регионами. Города-партнеры [Электронный ресурс] // Официальный сайт Комитета по внешним связям Правительства Санкт-Петербурга. Режим доступа: http://www.kvs.spb.ru/sotrudnichestvo_sankt-peterburga_s_zarubezhnimi_gorodami_i_regionami19.

11. Сотрудничество с зарубежными партнерами. Республика Армения [Электронный ресурс] // Официальный сайт Комитета по внешним связям Правительства Санкт-Петербурга. Режим доступа: http://www.kvs.spb.ru/sankt-peterburg_-_gosudarstva-uchastniki_sng450.

12. Сотрудничество с зарубежными партнерами. Республика Беларусь [Электронный ресурс] // Официальный сайт Комитета по внешним связям Правительства Санкт-Петербурга. Режим доступа: http://www.kvs.spb.ru/sankt-peterburg_-_gosudarstva-uchastniki_sng450.

13. Стратегический курс России с государствами-участниками СНГ [Электронный ресурс]. Утвержден Указом Президента Российской Федерации от 14 сентября 1995 г. №940. // Официальный сайт Министерства иностранных дел РФ. Режим доступа: http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/
CptICkB6BZ29/content/id/427752.

14. Тезисы «Внешняя культурная политика — год 2000» // Дипломатический вестник. 2000. №4. С. 76 — 84.

15. Устав Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 года [Электронный ресурс] // Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств. Регистрационный номер 00187. Режим доступа: http://www.cis.minsk.by/page.php?id=180.

16. Ширин С. С. Концептуализация основных направлений внешней культурной политики России после 2013 года // Вестник СПбГУ. Сер. 6. Политология. Международные отношения. 2016. Вып. 1. С. 133 — 150.

Внешняя культурная политика, Региональное культурное сотрудничество