Международные гуманитарные связи

материалы студенческих научных конференций

Культурный диалог этнических общин в Канаде

Аннотация: в статье анализируется интеграционная политика Канады по отношению к мигрантам на современном этапе. Акцент стоит на деятельности этнических общин, которые формируют «мозаичное» канадское общество. Эта особенность построения канадской нации вылилась в том, что каждый канадец обладает «двухуровневой идентичностью». Автор доказывает, что принадлежность к этнической общине, не препятствует социальной мобильности, а культурный диалог между общинами и остальным населением Канады является эффективным воплощение мультикультурализма.

Ключевые слова: мульткультурализм, межкультурное взаимодействие, этнические общины, Канада

Abstract: This article discusses the integration policy of migrants in Canada nowadays. The focus is on the activities of ethnic communities that constitute a truly “mosaic” society in Canada. This feature of the Canadian nation-building process leads to a “two-level identity” among Canadians. The author shows that ethnic communities do not restrict social mobility of its members. Moreover, a cultural dialogue between these communities and the rest of Canada is an efficient implementation of multiculturalism.

Keywords: multiculturalism, intercultural communication, ethnic communities, Сanada

Число международных мигрантов (лиц, живущих в стране, иной, чем страна, в которой они родились, согласно терминологии ООН) достигло 244 миллионов в 2015 году, что на 71 миллион, или 41 процент, больше, чем в 2000 году [1]. Причем, подсчет ведётся на основе только добровольной иммиграции, преимущественно трудовой. Следовательно, де-факто количество иммигрантов больше с учетом вынужденных иммигрантов (беженцев). Например, евреи, армяне, ирландцы и палестинцы были подвержены вынужденной иммиграции, что привело к формированию виктимизированных диаспор (victim diasporas) [6, с.8]. Обобщающая детерминанта в мотивах иммигрантов — поиск лучшей жизни.

Представляется правомерным тезис исследователей С. Касла и М. Дж. Миллера о XXI веке как «веке миграции», где миграционные процессы стоят во главе международных отношений [5, с.38]. С. Вертовек ввел понятие «супер-разнообразие», которое отмечает невиданную ранее степень этнического разнообразия мигрантов в обществах, активно принимающих мигрантов [10, с.1029].

Сегодня как отечественный, так и зарубежный дискурс интеграции мигрантов расширяется ввиду актуальности вопроса. Массовая иммиграция из стран «бедного Юга» в государства «богатого Севера» и серьезные проблемы, связанные с этим, породили различные модели интеграции мигрантов, которые нацелены на нивелирование спорных последствий процессов миграции. Для сглаживания негативных последствий иммиграции государства прибегают к селективному подходу при регулировании иммиграции, т.е. государство не препятствует въезду тем категориям людей, которые нужны в данной стране в социально-экономическом плане, ограничивая тем самым въезд всем остальным.

В этой связи Канада, часто называемая страной иммигрантов, добилась определенных успехов при моделировании своего подхода к миграции. Согласно переписи населения 2016 года, в стране представлено около 200 этнических общин [8]. Как подчеркивает российская исследовательница А.Е. Шапаров, «в отличие от ее южного соседа, иммиграция куда долгое время носила стихийный характер, Канаду следует рассматривать как общество, в значительной мере сформировавшееся в результате целенаправленной иммиграционной политики» [4, с.173].

Разработать дополненную реальность лучшие инструменты разработки дополненнои реальности.

Классической моделью на протяжении веков была ассимиляция. В данном случае не может быть и речи о культурном диалоге между мигрантами и принимающим обществом, потому что навязывается доминирующая культура. В Канаде в начале XX века практиковалась принудительная ассимиляция коренного населения. При таком подходе меньшинства всегда под угрозой притеснений. Молодежь индейского происхождения забирали из семей и отправляли в специализированные интернаты, где не всё выжили. Сегодня канадская Комиссия правды и примирения (Truth and Reconciliation Commission) называет эту страницу канадской истории не иначе, как культурный геноцид [9].

Современная Канада противопоставляет ассимиляции новую концепцию «миски салата» или «мозаики». Это достигается за счет успешной политики мультикультурализма, которая была принята в качестве официального подхода на федеральном уровне в Канаде в 1970-х. Идеологическую базу заложил либерализм, особенно такие его ценности, как свобода, равенство и братство. Основными принципами мультикикультурализма являются «позитивное отношение к этнокультурным различиям, культурная равноценность и взаимная толерантность, единство во множественности, право на равные шансы» [2].

На практике этот подход заключается в защите прав меньшинств, а также в ликвидации дискриминационных пунктов иммиграционной системы. Таким образом, каждый обладает равными возможностями, а «единство — во множественности». Мульткультурализм предполагает наличие этнических общин, но не их максимальное обособление. Должен быть диалог культур, поэтому мультикультурализм можно рассматривать как средний курс между ассимиляцией и самоизоляцией этнических общин, как некий laissez-faire. Отметим, что Канада является единственной страной, где принцип мультикультурализма включен в конституцию, что говорит нам о его значимости в конкретном государстве [3, с.122].

«Двухуровневая идентичность» жителя Канады выражается в принадлежности как к канадской нации, там и к этнической группе внутри Канады. Это четко иллюстрирует упомянутая выше перепись населения. Наибольшее число опрашиваемых указало наряду с собственным и родительским этническим происхождением указывали так же и этничность «канадцы». Но канадская этничность — это искусственный конструкт, т.к. исторически английские и французские выходцы, иммигрировавшие в Канаду, ровно, как и коренное индейское население не стали типичными государствообразующими нациями по аналогии с европейским опытом. Поэтому уровни идентичности включают идентификация себя с государством, а также с этнокультурной общностью своих предков.

На наш взгляд жизнеспособность Канады как государства-рецепиента иммигрантов объясняется успешной национальной идеей о мультикультурализме. Несмотря на растущее этническое и национальное многообразие страны, общество успешно консолидируется в канадскую нацию. В рамках такой национальной идеи «мозаичность» рассматривается как важнейший компонент самобытности канадской нации.

Параллельно идут два процесса, которые на первый взгляд кажутся антагонистическими. Во-первых, растет «мозаичность» канадского общества, этнических общин и их размеры увеличиваются. Во-вторых, происходит «канадизация» населения, осознающего себя как мультикультурную общность. Логику данной ситуации можно выразить так: «я такой же, как и ты, но мы такие разные», т.е. одинаковость выражается в идентификации с государством и канадской нацией, а различие — в этнокультурном происхождении.

Политику мультикультурализма можно раскритиковать за популяризацию этнокультурных различий, что может стать причиной раскола внутри общества. Канадский социолог Джон Портер выдвинул тезис о «вертикальной мозаике». Автор утверждает, что на практике государственный акцент на культурном плюрализме на самом деле препятствует этническим меньшинствам. Создаются этнические гетто, которые ограничивают социальную мобильность представителей меньшинств. Статистически выходцы с британским происхождением имеют более высокие доходы, уровень образования и лучшее состояние здоровья [7, с.112].

Вероятно, это верно на момент выхода монографии Дж. Портера в 1965 году, но с тех пор Канада сделала значительный рывок вперед как в формировании новой иммиграционной модели (в 1967 году Канада стала пионером балльной модели), так и в интеграционной политике. Сегодня ее также называют «страной меньшинств».

Иметь разные стартовые условия — это нормально, важно, чтобы в государстве эффективно реализовывались равные права и возможности. Если подробнее затронуть перепись населения 2016 года, то сегодня облик Канады пёстр как никогда. Крупнейшими источниками новых иммигрантов являются Филиппины (15,6%), Индия (12,1%) и Китай (10,6%). В значительной степени из-за притока беженцев Сирия стала седьмым по масштабам источником иммигрантов. В 2011 году она занимала 50-е место. Южные азиаты являются крупнейшей видимой группой меньшинства — 25,1% от общего числа. Еще 20,5% видимых меньшинств составляют китайцы, а 15,6 % — чернокожие [8].

В результате, Канада стала глобальным культурным конгломератом, т.к. новые поселенцы обогащают или же привносят новые элементы культур из страны исхода. Этнические кварталы в крупных городах становятся островками самобытности, тем не менее формирующими канадский ландшафт.

Верно, что иммигранты предпочитают жить этническими общинами, т.к. это упрощает адаптацию к новой жизни. Община становится инструментом функционирования диаспоры. На примере Торонто, одного из крупнейших городов Канады, мы видим явное разнообразие в этническом происхождении мигрантов, образовавших следующие кварталы: Чайнатаун, Маленькая Италия, Маленькая Индия, Корея-таун, Маленькая Португалия, Маленькая Ямайка и т.д. [8].

Первичной формой взаимодействия в рамках общины является культурно-просветительская деятельность. Взаимодействие в социуме происходит за счет обмена культурными традициями и ценностными конструкциями. На практике это выражается за счет проведения различных этнических фестивалей.

Например, в Торонто проходит ежегодный фестиваль украинских канадцев, по всей Канаде китайские выходцы устраивают празднование китайского нового года. Причем этот праздник отмечают не только этнические китайцы, но и коренные канадцы. Самое зрелищное празднование китайского нового года можно наблюдать в Ванкувере. Одно из самых масштабных латиноамериканских культурных событий Северной Америки — Карибана. Наиболее интересным и массовым действом является парад, проходящий под самое закрытие карнавала, максимально приближенное к карнавалу в Рио-де-Жанейро. Отметим также Фестиваль коренных жителей. В числе мероприятий фестиваля — предметы прикладного искусства аборигенов, продукты питания, танцы, музыка, традиционный индейский вид спорта лакросс и многое другое. На фестиваль приглашаются все, независимо от расы и религии. Торонтский фестиваль — крупнейший фестиваль коренного населения в Канаде.

В целом, канадская этнокультурная модель производит весьма положительное впечатление, позволяет решать разумно решать этнорасовые противоречия, несмотря на огромный поток иммигрантов, включая представителей «видимых меньшинств». В какой-то мере канадское «уважение к разнообразию» (respect for diversity) стало одной из главных черт канадской самобытности, канадской национальной идеей, которая, безусловно, имеет дальнейшие перспективы развития.

С приходом к власти премьер-министра Дж. Трюдо в 2015 году, первым шагом стало формирование «разнообразного кабинета». Разнообразие трактуется широко. Во-первых, это первое гендерно сбалансированное правительство в истории Канады (министров-женщин и мужчин в нем по пятнадцать человек). Во-вторых, это разнообразие этнического происхождения министров. Отметим несколько выходцев из иммигрантских семей.

Министр обороны Харджит Сатжан является сикхом и представителем индийской диаспоры. За океанские ресурсы, рыболовство и береговую охрану в Канаде отвечает инуит, коренной житель северной провинции Нунавут. За демократические институты — Мариам Монсеф, которая попала в Канаду в статусе беженки из Афганистана. Сразу две представительницы украинской диаспоры, которая гордится своими многочисленными выходцами-политиками. Мариен Михичук — министр труда и Кристина Фрилянд — министр внешней торговли. Причем Фрилянд получила эту должность не только как опытный эксперт в экономике, а еще и как человек, который профессионально будет развивать Соглашение о свободной торговле между Канадой и Украиной [8].

Сам Джастин Трюдо является символом объединенной Канады, будучи сыном премьера-министра Пьера Трюдо, выходцем из Квебека, победившем сепаратизм и утвердившем нынешний образ жизни канадского общества: мультикультурализм, двуязычие, мощный пакет социальных гарантий.

Поэтому на современном этапе нельзя сказать, что иммигрантам и их детям не доступна социальная мобильность. Канада старается достигать равноправия для всех групп населения. А диалог этнических общин способствует обогащению культурному обогащению населения. Понятие диалога культур часто используется с одной прагматической целью — сформировать толерантность в межэтнических отношениях. Это мы и видим на канадском примере.

Подчеркнем, что канадская нация изначально была разнородна: были англоговорящие и франкоговорящие канадцы. Это нашло отражение в закреплении двух официальных языков. А на сегодняшний день специфичная черта канадского общества — это его этнокультурная мозаичность, выраженная в том, что ни одна этническая группа канадцев не составляет большинства населения страны в целом. Поэтому среди основных принципов канадского подхода можно отметить приверженность идеям мультикультурализма. Подобная интеграционная политика в отношении иммигрантов вносит вклад в формирование инвестиций в развитие экономики и социальной стабильности.

 

 

Список использованных источников и литературы

  1. Доклад Генерального секретаря о международной миграции и развитии от 4 августа 2016 года. [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/en/development/desa/population/migration/generalassembly/docs/A_71_296_R.pdf
  2. Корогодов И. Политика мультикультурализма как политика интеграции иммигрантов в национальное социальное государство // Журнал международного права и международных отношений 2006. № 2. URL:http://evolutio.info/content/view/1016/176
  3. Куда ведет кризис культуры? Опыт междисциплинарных диалогов / Под общ. ред. И.М. Клямкина. М.: Новое издательство, 2011.
  4. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика: генезис и современные тенденции (Австралия, Великобритания и Канада). — Архангельск: Северный (Арктический) федеральный ун-т, 2010.
  5. Castles S., Miller M. J. The Age of Migration, Fourth Edition: International Population Movements in the Modern World. Basingstoke: Palgrave MacMillan, 2009.
  6. Cohen R. Migration and its Enemies: Global Capital, Migrant Labour and the Nation-state. Ashgate, 2006.
  7. Рorter J. The Vertical Mosaic: An Analysis of Social Class and Power in Canada. University of Toronto Press, 1965. [Электронный ресурс]. URL: http://www.jstor.org/stable/10.3138/j.ctt2ttpkt
  8. Statistics Canada. Immigration and Ethnocultural Diversity in Canada. [Электронный ресурс]. URL:https://www12.statcan.gc.ca/nhs-enm/2011/as-sa/99-010-x/99-010-x2011001-eng.cfm
  9. Summary of the Final Report of the Truth and Reconciliation Commission of Canada. 2015. [Электронный ресурс]. URL: http://www.trc.ca/websites/trcinstitution/File/2015/Findings/Exec_Summary_2015_05_31_web_o.pdf
  10. Vertovec S. Super-Diversity and its Implications // Ethnic and Racial Studies. 2007. №30. P.1024-1054. [Электронный ресурс]. URL: http://www.uio.no/studier/emner/sv/sai/SOSANT2525/h14/pensumliste/vertovec_super-diversity.pdf

Межэтническое и межконфессиональное взаимодействие