Международные гуманитарные связи

материалы студенческих научных конференций

Использование социологического подхода к исследованию Болонского процесса

Аннотация: В статье анализируется Болонский процесс и интеграция России в европейское образовательное пространство с точки зрения социологического подхода. Автор рассматривает некоторые социологические аспекты образования, а также выявляет проблемы внедрения болонских принципов в российскую системe образования благодаря анализу научных публикаций в зарубежных и российских изданиях и данным опросов общественного мнения. Кроме того, с целью выявления мнения студенческой молодежи Санкт-Петербурга к Болонскому процессу автором было проведено собственное исследование методом онлайн-опроса. В качестве вывода отмечается, что тема интеграции России в Болонский процесс остается актуальной, а использование социологического подхода к ее исследованию имеет важное значение.

Ключевые слова: Болонский процесс, социологический подход, высшее образование России, опрос общественного мнения

Abstract. The paper examines the Bologna process and the integration of Russia into the European Higher Education Area from the point of a sociological approach. The author examines some sociological aspects of education, and also reveals problems related to the implementation of the Bologna principles in the Russian education system, thanks to the analysis of scientific publications in foreign and Russian scientific journals and public opinion polls. In addition, in order to identify the views of students in St. Petersburg to the Bologna process, the author conducted his own research using an online survey method. As a conclusion, it is noted that the topic of Russia’s integration into the Bologna process remains relevant, and the use of the sociological approach is important.

Keywords: Bologna process, sociological approach, Russian higher education, public opinion poll

Усиление интеграционных процессов в последнее время становится все более очевидным. Идущих с той или иной долей интенсивности, их сегодня можно наблюдать в различных регионах мира, и одним из таких примеров является Европейский союз. Одним из главных приоритетов, влияющих на другие сферы общественной жизни и в некоторой степени определяющих вектор европейской интеграции в целом, является политика Европейского союза в сфере образования.

Сложность и многоплановый характер европейского научно-образовательного пространства ЕС определяет необходимость использования для его изучения междисциплинарного анализа, который позволяет рассмотреть предмет исследования с точки зрения политического, экономического, педагогического, социологического и культурологического измерений его функционирования. Каждый из обозначенных подходов представляет исключительную важность, но в рамках данного исследования будет рассмотрен социологический подход к исследованию Болонского процесса.

Социологический подход помогает рассмотреть широкий спектр социологических аспектов образования, в первую очередь, его сущностное и содержательное понимание, соотношение с социализацией, развитием личности, а также особенности его функционирования в современном обществе и европейском пространстве в частности.

В целом, образовательная среда и пространство рассматриваются как составные части социального пространства. Выстраивается своеобразная иерархия: природная среда — социальная среда — образовательная среда — образовательное пространство. Образовательное пространство выделяется из прочих пространств, так как именно в нем осуществляется процесс трансляции культуры новым поколениям [8].

Подтверждает это и тот факт, что сфера образовательной политики, в частности ее социальный аспект, предопределяется господствующей в обществе культурной парадигмой. Образовательная политика осуществляется в рамках культурно и исторически обусловленных социальных институтов, имеющих своей целью освоение и последующее воспроизводство культурных ценностей. В качестве одной из сторон европейской культуры и наследия рассматривается непосредственно социальное измерение образования. Оно является составной частью образовательного пространства ЕС, в рамках которого одним из важных принципов функционирования утверждается восприятие образования как общественного блага [11]. Можно сказать, что данный тезис неразрывно связан с пониманием сущности и содержания образования в рамках европейского образовательного пространства, которое заключается в его качестве и открытости, одинаковой доступности и равенстве возможностей для всех участников образовательного процесса.

Наряду с этим европейскими странами система образования рассматривается как институт социализации личности, призванный решать социально-значимые экономические и социокультурные проблемы. Длительная практика деятельности ЕС позволяет убедиться, что процессы экономической и политической интеграции во многом определяются степенью совместимости социального пространства стран, участвующих в данных процессах [9]. Именно образовательная политика в рамках европейского пространства образования призвана играть все возрастающую роль в сближении стран и определении дальнейших направлений европейской интеграции.

Однако использование социологического подхода к исследованию европейского научно-образовательного пространства объясняется не только необходимостью проанализировать социологические аспекты образования, но и возможностью использовать характерные для выбранного подхода методы исследования (например, опрос, интервью, контент-анализ), на основании данных которых можно сделать выводы об общественном мнении по поводу образовательной политики стран ЕС, степени удовлетворенности проводимыми реформами, социальных последствиях проводимых изменений и т.д.

Вопрос участия России в Болонском процессе с самого начала был очень дискуссионным и вызывал множество споров из-за существования различных мнений в академическом сообществе. В соответствии с анализом, проведенным на первоначальном этапе руководителем мониторингового исследования Болонского процесса В. И. Байденко, выделяется четыре точки зрения.

Сторонники первой связывали с Болонским процессом положительное и довольно быстрое воздействие, которое было бы оказано на российскую высшую школу. Приверженцы второй говорили о «болонизации» высшего образования России, снижении его качества, ухудшении традиционных параметров и утрате фундаментальности, что лишь ослабило бы конкурентоспособность отечественных вузов на мировом образовательном рынке. Третья группа, не умаляя достоинства образовательной системы России, признавала и необходимость ее более тесной интеграции с европейской в ходе укрепления экономического и социального пространства. Мнение четвертой группы состояло в том, что Болонский процесс — это не структурная реформа, а лишь процесс синхронизации преобразований и приведение их к единому направлению [1].

Вопрос присоединения России к Болонскому процессу — очень дискуссионный. Интеграция российской высшей школы в общеевропейское образовательное пространство расценивалась в качестве одного из поворотных моментов в образовательной политике, а активное включение России в Болонский процесс, как предполагалось, позволило бы стране внести существенный вклад в формирование европейского пространства высшего образования (ЕПВО) и как можно эффективнее модернизировать отечественную систему образования. Участие России в Болонском процессе рассматривалось как неизбежный и важный шаг в процессе реформ, так как он символизировал начало интеграции страны в европейскую и мировую системы образования, создавал платформу для совершения страной стратегических шагов [14], отвечал политическому и цивилизационному выбору России и задачам модернизации образования в стране [2].

Что касается настоящего времени, то стоит отметить, что многие современные исследователи до сих пор занимаются изучением процесса включения России в Болонский процесс и анализируют последствия реализации его основ для российской системы высшего образования. Автором был проведен контент-анализ научных публикаций как в зарубежных, так и в российских изданиях на предмет выявления характерных для процесса адаптации отечественного высшего образования к европейским образовательным стандартам проблем.

Как предполагалось, число публикаций, так или иначе затрагивающих проблему интеграции российского высшего образования в европейское пространство высшего образования, в англоязычных изданиях значительно меньше, чем в русскоязычных. Тем не менее, они есть, и больше всего статей на эту тему представлено в таких журналах, как European Journal of Education, Comparative Education, Russian Education & Society, A Journal of Comparative and International Education, European Educational Research Journal.

Что касается публикаций на русском языке с упоминанием темы интеграции российской высшей школы в европейское образовательное пространство, то здесь сразу же бросается в глаза их несоизмеримо большее количество. Сравнивая их с англоязычными исследованиями, можно без сомнений сказать, что в них обозначенная тема раскрывается наиболее полно и рассматривается с разных сторон и под разным углом. Связано это с тем, что процесс интеграции России в европейское пространство высшего образования — явление далеко не однозначное. Споры о его причинах, целях, результатах и последствиях ведутся до сих пор, но, несмотря на часто высказываемые комплиментарные мнения [10], в целом, в академическом сообществе, а особенно в отечественном, нет наивно-восторженного отношения к Болонскому процессу.

Интересен тот факт, что авторы русскоязычных статей относятся к рассмотрению проблемы интеграции России в Болонский процесс более критично, чем их зарубежные коллеги, однако и те, и другие поднимают примерно одинаковые вопросы и выделяют одни и те же проблемы.

Стоит в первую очередь отметить, что еще на первоначальном этапе реализацией Россией болонских принципов в обществе отмечалась не только неготовность, но и отсутствие желания принять модернизацию высшего образования по европейским стандартам как со стороны населения, так и со стороны правительственных кругов. В соответствии с данными исследовательских публикаций, 52 % людей придерживались однозначно негативного мнения насчет организации подготовки кадров с высшим образованием по западному образцу [13]. Причиной этому может быть тот факт, что предварительного публичного обсуждения необходимости данных реформ не проводилось, в связи с чем смысл ломки и перекраивания национальной системы высшего образования остался не ясен населению [7]. Кроме того, большая часть экспертов давали неудовлетворительную оценку уровню общественной информированности о вступлении России в Болонский процесс, отмечая, что страна не надлежащим образом подготовлена с точки зрения информации. Так, значительная часть студентов (25,5 %) совсем или почти ничего не знали о присоединении страны к Болонскому процессу, а их осведомленность о конкретных его аспектах можно оценить как очень низкую, например, 76 % респондентов даже не имели представления о системе перезачета кредитных единиц [12].

Сегодня в российском обществе происходит повышение интереса к получению высшего образования. Согласно данным опроса ВЦИОМ об оценке россиянами состояния отечественной системы образования сегодня и 25 лет назад, на момент 1991 года 20 % респондентов выразили безразличное отношение к уровню образования, который получит их ребенок, тогда как в 2016 году такого мнения придерживались лишь 9% опрошенных. Большинство же россиян (81 %) хотели бы, чтобы их дети и внуки стали выпускниками высших учебных заведений, и доля приверженцев этой точки зрения выросла за четверть века в полтора раза с 53 % в 1991 году, соответственно [5]. В связи с этим отношение россиян к образовательной системе становится более критичным в силу появления новых ориентиров и ужесточения требований к его качеству, а значит, представляется важным понять, что происходит с российской системой образования в контексте ее реформирования в связи с Болонским процессом.

Тем, кто считает, что следование болонским принципам не соответствует нуждам и потребностям государства, возвращение к советской системе образования видится в качестве альтернативного сценария реформирования российского высшего образования. Однако такой вариант развития событий не находит единогласной поддержки. По данным опроса общественного мнения, количество респондентов, оценивающих состояние современной системы образования как «плохое», составляет 20 %, что на 7 % ниже, чем тот же показатель в 1991 году. «Хорошим»/«Отличным» советское образование считало лишь 8% населения (против 33 % на 2016 год). Но наиболее распространенным по-прежнему остается мнение, что высшее образование в нашей стране как было (47% на 1991 год), так и остается посредственным (41 % на 2016 год) [5].

Опросы общественного мнения показывают, что с течением времени процент людей, позитивно относящихся к обучению в рамках бакалавриата, постепенно растет. На момент присоединения России к Болонскому процессу, только 5 % опрошенных считали базовое высшее образования на уровне бакалавра достаточным (в сравнении с 56 %, выступавшими за получение степени специалиста), в 2007 году доля респондентов увеличилась лишь на 4 % и составила 9 %. Однако уже в 2011 году процент тех, кто предпочел бы учиться 4 года и освоить широкий набор умений и знаний, увеличился до 33 % [3].

В вопросе полноценности четырехлетнего образования на момент 2017 года, доля россиян, считающих этот срок недостаточным для дальнейшего трудоустройства, сократилась и составила 47 %, что на 5 % больше, чем приверженцев противоположной точки зрения. Такое соотношение показывает общее настроение среди всех опрошенных вне зависимости от возрастной группы. Мнение же респондентов от 18 до 24 лет отличается от общей тенденции: 59 % оценивают бакалавриат как полноценное образование, предоставляющее возможность работать в большинстве отраслей экономики, в то время как процент несогласных составляет 38 % [6].

Вопрос трудоустройства находится в прямой взаимосвязи с вопросом соотношения практических и теоретических навыков у закончивших свое обучение студентов. Недостаток практических навыков у российских выпускников признает как большинство работодателей (91 %), так и значительная часть молодых специалистов (56%), в то время как убежденность обеих групп в достаточности теоретических знаний довольна высока [4].

В рамках Болонского процесса особое внимание уделяется также системе контроля качества образования. Интересен тот факт, что в 2013 году идея санации российской высшей школы была мало популярна (большинство опрошенных высказалось против сокращения количества государственных вузов несмотря на упоминание о предоставлении ими некачественного образования), но спустя 4 года в 2017 году 65 % россиян поддержало идею лишать вузы государственной аккредитации по причине их неэффективной работы [4].

В целом, можно сказать, что проблеме интеграции России в Болонский процесс уделяется достаточно внимания, а результаты внедрения некоторых из болонских принципов становятся популярной темой для обсуждения, находящей свое отражение, в частности, в вопросах общественного мнения.

С целью выявления мнения субъектов вузовского образовательного процесса, а именно студентов, к Болонскому процессу и модернизации российского высшего образования в соответствии с заложенными в нем принципами автором было проведено собственное исследование. Объектом исследования выступила студенческая молодежь в количестве 25 человек, обучающаяся в высших учебных заведениях Санкт-Петербурга. Исследование проводилось методом онлайн-опроса в декабре 2018 г. и включало в себя как определенный набор вопросов общего характера, так и блок вопросов непосредственно насчет Болонского процесса и участия России в нем.

Согласно полученным данным, ценность высшего образования для российских студентов высока, однако качество высшего образования в России оценивается большинством из них как среднее (52%). Что касается Болонского процесса, то респонденты имеет достаточную степень осведомленности о нем (48 % — знакомы с содержанием, 42% — что-то слышали, но подробностей не знают), а в качестве источников полученных ими знаний выступают преподаватели (56%), знакомые (40%), СМИ и Интернет (по 32%, соответственно).

Говоря о качественных изменениях в системе высшего образования России в соответствии с болонскими принципами, респондентов отличает неоднозначное отношение. Мнения разделились в вопросах полноценности четырехлетнего образования и трудоустройства, получения более качественных знаний в рамках Болонской системы, возможности котирования российского образования за рубежом. Проблемы внедрения болонских принципов связываются респондентами в основном с непоследовательностью проводимых реформ (48%) и наличием существенных различий в системах образования России и Европы (48%), а также с низкой осведомленностью общественности (40%), отсутствием должного финансирования (36%) и отсутствием единого органа, контролирующего интеграцию России в Болонский процесс (20%). Однако, в целом, студентов отличает достаточно положительное отношение к идее интеграции отечественного образования в европейское образовательное пространство.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что Болонский процесс и включение в него России — тема очень актуальная и дискуссионная. Использование же социологического подхода к исследованию помогает как рассмотреть широкий спектр социологических аспектов образования, так и использовать характерные для выбранного подхода методы исследования, на основании данных которых можно сделать выводы об общественном мнении по поводу проводимых преобразований и их результатов.

Список использованных источников и литературы:

  1. Байденко В. И. Болонские реформы: некоторые уроки Европы // Высшее образование сегодня. 2004. № 2. С. 14-15.
  2. Вербицкий А. А. Реформирование образования в России и Болонский процесс. // Научные сообщения. 2008. № 11. С. 51-55.
  3. Высшее образование в России: качество, ценность, востребованность [Электронный ресурс]. URL: http://www.old.wciom.ru/fileadmin/news/2011/obrazovanie_12.12.11.pdf
  4. Высшее образование: контроль не ослаблять, качество повышать. Пресс-выпуск №3152. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115775
  5. Инфографика ВЦИОМ: система образования в России: 1991-2016 [Электронный ресурс]. URL: https://infographics.wciom.ru/theme-archive/society/social-problems/education-skills/article/sistema-obrazovanija-v-rossii-1991-2016
  6. Инфографика ВЦИОМ: Студент 2017: рвение к учебе и перспективы трудоустройства [Электронный ресурс]. URL: https://infographics.wciom.ru/theme-archive/society/social-problems/education-skills/article/student-2017-rvenie-k-uchebe-i-perspektivy-trudoustroist.html
  7. Лазар М. Г. Вхождение России в Болонский процесс: мечты и реальность // Ученые записки РГГМУ. 2009. № 9. С. 190-203.
  8. Образовательное пространство в современной философии и теории образования [Электронный ресурс]. URL: http://www.rcde.ru/method/985.html
  9. Сергеев А. Е. Социальная политика Европейского союза на современном этапе: становление и развитие // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2009. №93. С. 99-102.
  10. Фомичев И. В. Интеграция России в Болонский процесс. Чем это закончится? // Территория науки. 2013. № 2. С. 62-77.
  11. Чистохвалов В. Н., Мошляк Г. А. Историко-культурологический подход к исследованию социального измерения в высшем образовании стран Евросоюза // Педагогическое образование в России. №12. 2011. С. 29-35.
  12. Яковлева Т. Н. Реализация Болонских соглашений в России: анализ социологических исследований // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2012. № 3. С. 285-293.
  13. Grigor’ev. S. I. Expert Assessments of Russians’ Attitudes Toward Higher Education Reform // Russian Education & Society. 2009. P. 3-8.
  14. Timoshenko K. The Winds of Change in Russian Higher Education: is the East moving West? // European  Journal of Education. Vol. 46, № 3. 2011. P. 47-50.

Человеческое измерение международных отношений